Русский исполин

Памяти Владимира Николаевича Осипова

Ирина Чепурная 
0
20.10.2021 1688
Фото: monomah.org

От редакции: 20 октября исполняется ровно год со дня кончины выдающего русского общественного деятеля, руководителя Союза «Христианское Возрождение», узника ГУЛага, члена Союза писателей России Владимира Николаевича Осипова. Своими воспоминаниями о столпе русской патриотики делится его соратница адвокат И.Ю. Чепурная. Ирина Юрьевна также сообщает, что 23 октября, в субботу, с 12.00 до 15.00 в актовом зале Храма Вознесения Господня за Серпуховскими Воротами (Москва, Большая Серпуховская 24) состоится поминальная встреча, посвящённая годовщине со дня упокоения Владимира Николаевича Осипова. Вход свободный, организатор встречи И.Ю. Чепурная (тел. 8 926 223 23 34).

Пасха 2021 года. Небо разделяет нас с теми, кого мы потеряли в этом и прошлом году. Стан Христов вознёсся на Небеса... И с ними Владимир Николаевич Осипов, с которым мне посчастливилось познакомиться в 2010 году и позднее назвать его своим наставником и дорогим другом.

«С нами жил рядом святой. Да, да, это именно так, я не шучу», – с доброхотной улыбкой сказал о Владимире Николаевиче досточтимый протоиерей, который многие годы окормлял наших «ревнителей» Православия. Так называли верующих, которые не желали менять своё имя на цифровой номер в нашу эпоху цифровизации человечества.

Впервые я увидела Владимира Николаевича в Доме Союза писателей, на одном из патриотических вечеров памяти священника Димитрия Дудко. Помнится, как на сцену вышел невысокого роста старец, как мне тогда казалось, седовласый, опираясь на трость. Он вызвал тогда у меня чувство сострадания: «Вероятно, этот человек много пострадал и из последних сил пришёл сказать свое слово нам, грешным». Потом выступали другие патриоты, красиво пела известная православная певица русские романсы и затем «Прощание славянки». Зал был полон. Все дружно вскочили со своих мест и стояли выпрямившись, как на параде, по щекам у многих текли слёзы гордости единения и страдания за русский народный дух. Хотелось, чтобы эти минуты продлились как можно дольше, на всю оставшуюся жизнь!

На этот вечер меня привела Валечка, так я называла свою сестру во Христе, которая радушно встретила меня по приезде моём в Москву. Именно от неё я узнала, что «Москва – поле брани за Православие». Валентина Фёдоровна была родом из русской глубинки, чернявая, с красивыми светло-карими глазами и незабываемым мелодичным русским говором, искренняя, любящая Христа душа. Она зачастую давала приют в своей двухкомнатной квартире в Москве приезжим священникам и монахам. Валент ина Фёдоровна несколько лет назад заболела и почила. Но я никогда не забуду тепла, которое она дарила людям! Особенно ее христианские стихи, которые рождались в ее женственном взоре неожиданно неким вдохновением свыше.

Это были самые лучшие и светлые годы моей жизни! Когда я на каждом шагу встречала удивительно цельные, красивые, мужественные души, служащие миру во имя Христа! Я не могла наглядеться на них, напитаться духом их мысли, слова, действия! Именно в этот период времени на моём жизненном пути неожиданно появилась выдающаяся личность Владимира Николаевича Осипова.

На патриотическое стояние меня привела тогда Валечка. Я сперва наблюдала, как Владимир Николаевич выступал на Чистых прудах в защиту неизвестного мне патриота Константина Душенова. Меня потрясла сила слова, исходящая от Владимира Николаевича! И моя душа защитника сразу же откликнулась и потянулась к нему. Долго не раздумывая, я стала в ряды выступающих, потому что безоговорочно доверяла духу этого стального русского человека! Это невыразимое словами чувство было частью меня самой, моей души, моего верования, моей казачьей воинственности...

Прошли годы... И Владимир Николаевич однажды твёрдо сказал мне: «А мы с Вами, Ирина Юрьевна одно целое».Мне был понятен смысл слов этого родного моему сердцу человека, монархиста, мужественного, преданного православной родине и тем, кого он почитал и любил всей своей сущностью! «Земля то она круглая, душа то душу чувствует». Тем более, русская душа.

Начиная с 2010 года, мы с Владимиром Николаевичем общались эпизодически. У него были в ту пору трудные жизненные обстоятельства. Любимая жена Наталья Леонидовна была прикована к постели и смиренно несла свой крест. Мне приходилось чаще звонить Владимиру Николаевичу, чем навещать его. По телефону отвечала всегда Наталья Леонидовна с добрым расположением духа и неизменной улыбкой, которая незримо освещала душу каждого, кто беседовал с ней. До глубины души я была тронута ее благородной натурой, радушием и мужеством, с которыми она терпеливо несла свой крест. Это была настоящая и преданная соратница своего мужа!

Владимир Николаевич с восхищением рассказывал о том, как Наталья, будучи в здравии, была ему верной помощницей. Однажды ее задержали в электричке, когда она по собственному энтузиазму и порыву души выступала перед согражданами по важным для страны вопросам. Потом отпустили домой... Владимир Николаевич рассказывал об этом случае с мальчишеской радостью и гордостью за свою жену, светился от радости!

Он старательно, по мужски ухаживал за больной супругой с той самоотверженностью, ответственностью и благодарностью, на которую только и способно верующее сердце! С больной ногой, с трудом передвигаясь, он взвалил на себя все заботы о домашнем быте. И каждый Божий день в течение шести суровых лет терпеливо переносил все выпавшие на его долю скорби, ни на минуту не оставляя своего долга перед своей семьей, которой дорожил, людьми, которые не оставляли его своими заботами и помощью и, прежде всего перед своей многострадальной родиной.

За полночь он кропотливо работал в своей скромной комнатушке, с усердием разбирая письма, поступавшие к нему от людей со всех уголков необъятной России, иногда из-за границы от единомышленников. А днём неприступно находился в патриотических кругах, куда его постоянно приглашали всевозможные общественные деятели современности...

В малой церкви Владимира Николаевича не было ни малейшей тени конфликта: ни раздражения, ни упреков, ни недовольства судьбой. Владимир и Наталья были, как два белых голубка, которых изображают на Пасхальных открытках! Наталья была хранительница всех идей мужа, поддерживала его духовно и дарила ему свою нежность и любовь до последнего вздоха. От ее светлой души исходила благодать кротости и смирения. Ни словом, ни жестом она не выражала перед мужем и людьми своей боли, являя собой целомудренный образ православной русской женщины, полный благородства и любви к мужу, окружавшим ее людям и к своему Отечеству.

На стене комнаты красовались писаные маслом картины с ее изображением, кисти ее родственника. Тугие пшеничные косы, глубокий задумчивый взгляд серых глаз, устремлённый в Вечность... Она тихо и скоро ушла, как только оказалась в одной из Московских больниц... Отпевали Наталью в храме Николы Угодника на Берсеневке в Москве. Мирно, достойно, светло. Я любовалась ее чистым ликом и на ум приходили слова Святителя Иоанна Златоуста (на 1 Кор. 15: 55): «Смерть! где твое жало?! Ад! где твоя победа?! Воскрес Христос, и ты низвержен! Воскрес Христос, и пали демоны! Воскрес Христос, и радуются ангелы! Воскрес Христос, и торжествует жизнь! Воскрес Христос, и никто не мертв во гробе!»

Ещё при жизни Наталье пришлось пережить боль за мужа, мысли которого подвергли преследованию. Это случилось в октябре 2010 года. Владимир Николаевич к своему семидесятилетнему юбилею издал в издательстве «Алгоритм» книгу о своей биографии и общественной деятельности с названием «Корень нации. Записки русофила». Богоборцам нашего времени, противникам монархического строя, за которое ратовал Владимир Осипов, вероятно не понравился русский дух книги, и нашёлся провокатор, который написал донос в службу безопасности. И ни где бы то ни было, а в городе Александрове Владимирской области, где в давнишние времена Владимир Николаевич находился в ссылке после отбытия им срока наказания по антисоветской статье. В 1991 году Владимира Николаевича реабилитировали по этой статье абсурдного обвинения.

Между тем, он нередко с улыбкой в уголках глаз, говорил мне: «Ну я же политкаторжанин!», подчеркивая тем самым важность своего вывода по обсуждаемому нами вопросу. Понимая смысл его акцента, я невольно представляла себе сколько же за этим словом «политкаторжанин» кроется бессонных дней и ночей узника совести, его дум, опыта терпения скорбей, когда каждый день может стать последним. Каким мужеством и силой воли надо обладать, чтобы после всего того, что перенесла исстрадавшаяся душа, остаться благородным и честным с самим собой и другими людьми!

Я ценила его выводы, ибо знала, что они выстраданы дорогим мне человеком, политкаторжанином, который удостоился от Господа быть испытуемым в горниле страданий, дважды быть невинно осужденным, отбыть «от звонка до звонка» четырнадцать лет в суровых мордовских лагерях. Там, где когда-то двадцать пять лет содержался в невыносимых условиях Архиепископ Брянский Антоний (Михайловский), которого мы почитаем с Владимиром Николаевичем и о. Владимиром Панковцом, восстановившим правду о благодатном Святителе нашего времени. Позднее, несколько лет мы с Владимиром Николаевичем и о. Владимиром проводили Антониевы чтения в Москве по книгам старца Антония (псевдоним – отец Арсений).

За годы в наших отношениях сложилась гармония, которая вдохновляла, укрепляла наши силы, милостью Божией! Мы переживали за встречавшихся на нашем пути невинно страдающих и преследуемых людей. Опыт Владимира Николаевича, полёт его мысли, знания, дисциплинированность и ответственность дополняли мою женскую суть и качества защитника.

Отец Владимир Панковец был одним из таких преследуемых. Его вина как священника состояла в том, что, будучи знакомым с учениками Архиепископа Антония Брянского (Михайловского), прежде всего, с его келейницей, схиигуменьей Антонией (Сухих), батюшка решил составить биографию старца и много лет трудился на этой ниве. А когда вышла книга на основе трудов богомудрого старца Антония, митрополит Ростовский Меркурий запретил о. Владимиру выпускать книгу об опыте молитвы Иисусовой. И довёл это до сведения Патриарха, который запретил батюшку в служении. Основанием явилось Заключение (на одном листе) издательства РПЦ МП, по сути вынесшего приговор трудам архиепископа Антония, наделённого от Господа опытом созерцательной молитвы. Об этом опыте архиепископа Антония мне свидетельствовала схимонахиня Уриила, которая лично забирала старца Антония из мордовского лагеря во времена своей молодости. И когда они молились вместе, то она увидела, как он оторвался от земли и будто парил в пространстве.

Владимир Николаевич знал об удивительной моей встрече в Дивеево со схимонахиней Уриилой, которая подтвердила мне, что «забирала старца из лагеря, после чего он состоял под надзором и был невыездным. Вместе с тем, он одевал шляпу с широкими полями и выезжал с ней, как будто со своей внучкой, в Киево-Печерскую Лавру. Завидев его, юродивые ради Христа взывали к нему: «Великий Архиерей идёт! Великий Архиерей идёт! Великий Архиерей идёт!» И добавила: «Если будете поминать в молитве об упокоении родителей старца Антония, коих имена Анна и Илья, то Великий Архиерей Антоний будет молиться за Вас с Небес».

Схимонахиня Уриила была в возрасте за семьдесят лет, когда я встретила ее после исповеди в Дивеевском храме Преподобного Серафима Саровского. Но так же, как и в молодости, была красива ликом и душой! Это было мгновение, но оно осталось со мной на всю оставшуюся жизнь!

Владимир Николаевич переживал со мной все события нашей жизни такого рода, потому что не мог остаться равнодушным к судьбам невинно пострадавших. Он с вниманием и переживанием слушал и рассказ об инокине Любови, которая ухаживала за схимонахиней Уриилой. Наша встреча состоялась в 2011 году в Дивеево. Я приехала в Дивеевский суд по делу о земле, представляя интересы моей сестры во Христе Ирины. Посчастливилось перед судом приложиться к открытым мощам Преподобного Серафима Саровского. Я зашла в монастырский храм. И тут, откуда не возьмись, подбегает ко мне инокиня Любовь, хватает меня за руку и подводит за последней монахиней к открытым мощам Преподобного. После этого удалось выиграть судебный спор и сохранить земельный участок для православных.

Вечером инокиня Любовь пришла к нам в комнату, где мы с Ириной остановились, и поведала, что некоторых монахинь «раздели» и с неё тоже сняли рясофор как с зачинщицы. Прещение было наложено игуменьей за то, что монахини не желали дать свои персональные данные для переписи населения. И что Любушку, так я ее именую, прогнали из монастыря вовсе. Игуменья считала, что «послушание выше всего», а духовный отец молчал. Оказывается, ранее Любушка тоже «провинилась»: застала в храме католиков, приглашённых для совместного богослужения. Она публично обличила эту ересь и покинула храм.

Всю ночь мы провели с Любовью без сна. Утром надо было идти в суд. А вечером пришлось помогать ей переносить вещи из дома, где она пять лет несла послушание, ухаживая за схимонахиней Уриилой. После этого схимонахиню Уриилу перевели жить в монастырскую богадельню, где она и упокоилась несколько лет назад. А Любушка осталась проживать рядом с Дивеево, исполняя наказ прозорливой старицы, пророчествовавшей ей, что «будешь ещё служить Господу в Лавре Дивеевской».

Эти события происходили параллельно с обвинением, которое выдвинули против мыслителя Владимира Осипова. Судебный процесс в городе Александрове проходил с января 2011 года под председательством судьи Любови Константиновны Шванской. Прокурором города Александрова Алексндром Ивановичем Шайкиным было подано заявление в особом порядке гражданского судопроизводства о признании экстремистским материалом книги В.Н. Осипова «Корень нации. Записи русофила» (М.: Алгоритм, 2008. – 624с.).

В предисловии к книге Олег Платонов отметил: «Владимир Николаевич Осипов один из самых светлых людей, которых мне приходилось встречать в своей жизни. Его замыслы и поступки не имели личной заинтересованности, а преломлялись через интересы и идеалы России. Главной целью своей жизни Осипов считает восстановление монархии и русского государственного порядка... Истинный русак, истинный православный монархист, он выносил в себе идею русской монархии в лагерях и ссылках.

В нашей патриотической чреде 1980-х Осипов был, пожалуй, самым выдающимся человеком. Я впервые с ним встретился в 1987 году сразу после его возвращения из лагеря... Меня он тогда особенно остро интересовал как человек, сумевший сохранить себя в условиях советского террора. К 1988 г. В.Осипов сколотил вокруг себя значительную группу патриотов-монархистов. Многие собрания проходили конспиративно. На одном из них в тесной квартире в присутствии 8-10 человек (включая и меня) была создана партия «Христианско-патриотический союз»... В 1990г. партия получает новое название – Союз Христианское Возрождение... В. Осипов стал одним из инициаторов канонизации Царской семьи.

Возглавляя Союз Христианское Возрождение, он борется за каноническую чистоту Православия против ереси экуменизма, за единство Русской Православной Церкви против антихристианской глобализации. Отрицая антихристианское понятие «прогресс», он считает, что рано или поздно православные христиане придут к одному выводу: «Пустить вспять колесо истории!»

Владимир Николаевич в разделе книги «Вместо предисловия» признаётся, что его поколению пришлось пережить резкую смену эпох. «Мы жили при советском режиме в полной уверенности, что умрём раньше его конца. Режим представлялся нам долгим, «вечным», лежащим за гранью наших надежд и упований... И, конечно, при «необратимости» того, что случилось в Петрограде в 1917г., мы упёрлись в этот режим, как в гранитную стену, в некотором смысле потеряли ориентировку во времени. Холопская зависимость от своры тупых матерщинников словно заслонила все. Весь свет в туннеле»... Выходит, только «зачистка» спасает от предательства?.. Царь пал жертвой своего чрезмерного благородства и доверия. В том числе – доверия к военачальникам. Это же уму непостижимо: генералы осмелились решать за Того, Кого поставил Бог. И, как оказалось, решили судьбу страны на столетие вперёд. Командующих фронтами вдруг осенило, что спасение России не в монархии, а в демократической республике, в парламентской трепотне по образцу любимой всеми Франции. Свергли Царя, а что же власть не удержали? Умники, что же вы устроили балаган взамен свергнутой монархии?.. Жаль, что до сих пор эти негодяи во главе с Алексеевым и Рузским не осуждены посмертно военным трибуналом за государственную измену...

Начинать, вероятно, надо с самоидентификации – кто мы? кто я? «я лично-кто?» Либеральный (и криминальный) режим Ельцина-Черномырдина лишили нас графы «национальность» в паспорте. Этого пожелало полпроцента населения. Как тот же полу процент не позволил ввести «Основы православной культуры» в школе. Пусть лучше дети пьют, курят, избивают стаей прохожих, матерятся, лишь бы не стали верующими. Для либералов население – это главная опасность... В угоду полупроценту от всех остальных, русских, украинцев, белоруссов, татар, башкир, якутов, чувашей, удмуртов отняли национальность. Сливайтесь, мол, в одно целое, в один котёл, и хватит важничать, как завещал Маяковский, надо «без Россий, без Латвий жить единым человеческим общежитьем».

Это вспомнил кандидат в члены Политбюро Ельцин, член ЦК Черномырдин и их присные. Все твёрдые интернационалисты. В этом пункте марксисты с мировой закулисной сошлись. Как они, в сущности, сходились всегда. Как сошлись в вопросе об отмирании государства. Только теперь это произойдёт не при «коммунизме», а при информационно-сотовом обществе, ради которого, в частности, готовят законы о персональных данных».

Владимир Николаевич негодовал по поводу очередного преследования, которому неожиданно подвергся. Было очевидно, что доказательства сфабрикованы и ничего не оставалось, как потрудиться грамотно из разбить. Самое обидное было в том, что переживать этот подлый донос приходилось не только ему, но и его болящей супруге, от которой невозможно было это скрыть. На мужа была брошена тень экстремиста. Это понятие в то время было непривычно для нашего «политкаторжанина». Враг рода человеческого метил в самое сердце семьи.

Отрадно было, что в защиту русского писателя стало поступать множество обращений и телеграмм в адрес руководства России от видных общественных деятелей и выдающихся писателей страны. Они требовали прекращения травли Владимира Осипова.

В судебный процесс в Александров я поехала как представитель Владимира Николаевича в окружении русских людей, которые изъявили желание присутствовать в открытом судебном процессе. Верующие были с православными иконами и молитвословами. Возле здания суда находились сотрудники полиции, рядом с автозаком. Так встречали нас, мирных православных граждан. Применять к нам силу не пришлось, потому что с нашей стороны не было нарушений закона.

Надо отдать должное судье Шванской Л.К. Она не запрещала верующим быть с иконами и молитвословами в зале суда. С должным для опытного судьи терпением и уважением относилась к ведению судебного процесса. И в конце даже выразила мне как доверителю Осипова В.Н. свое признание: «Благодарю, мне было приятно работать с Вами». Редко увидишь сегодня такое в наших судах, к великому сожалению. Но и обольщаться не следует.

На суд так и не явился доносчик, несмотря на то, что мы все хотели его увидеть и обличить во лжи.

Главным доказательством, на которое опиралась Александровская прокуратура, было заключение экспертов, вывод которых состоял в том, что в книге имеются экстремистские высказывания. Нашей задачей было опровергнуть выводы экспертов. И с Божией помощью, молитвами верующих, мы разбили недопустимое заключение «в пух и прах»! Наспех составленное заключение содержало такие ошибки, которые не вызывали ничего, кроме саркастического смеха. Название книги эксперты в своём заключении изменили: вместо «Корень нации. Записки русофила», указали: «Корень зла. Записки русофила». Примечательно, что подсознание экспертов, заранее нацеленных на заказной результат, обличило их намерение. Количество страниц книги указали неверно. И тому подобное...

В последующем, выдающийся учёный, доктор филологических наук, главный научный сотрудник Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН, профессор Всеволод Юрьевич Троицкий составил рецензию на это злополучное заключение, которым изобличил экспертов в некомпетентности и предвзятости!

В интересах своего доверителя я заявила ходатайство суду о проведении комплексной судебно-лингвистическо-психолого-юридической экспертизы в государственном учреждении Московского университета под руководством Бабурина Сергея Николаевича.

Накануне поездки в очередное судебное заседание, мне позвонил Владимир Николаевич и попросил перед началом судебного заседания подойти к прокурору г. Александрова Шайкину А.И. Я возмутилась его просьбе, пояснив, что с нами, адвокатами прокуроры никогда не разговаривают в ходе разбирательства дела. Он меня и на порог не пустит. Между тем, Владимир Николаевич настаивал на своём, утверждая, что некий единомышленник хорошо знает прокурора как порядочного человека, который разделяет наши взгляды на лучшее будущее России. И, дескать, я должна только показать ему наше ходатайство о назначении судом экспертизы, которое мы подготовили. Пришлось мне все же выполнить эту просьбу из уважения к Владимиру Николаевичу. Результат не заставил себя ждать. Только я попыталась переступить порог кабинета прокурора, меня окликнули, чтобы далее порога я не ступала. Сам прокурор сидел за столом со своим помощником ровно в указанное им время.

Мне не оставалось ничего делать, как с порога выпалить прокурору, что у нас честные намерения, просим Вас только лишь о том, чтобы объективно рассмотрели в суде наше ходатайство и поддержали, поскольку экспертиза будет проводиться в государственном учреждении квалифицированными специалистами. А именно это и просил Ваш представитель в суде. Прокурор кивнул головой. И я поспешила в судебное заседание, где представитель прокурора уверенным тоном просил суд отказать в удовлетворении заявленного нами ходатайства.

Нет ничего надёжнее молитвы! Божия помощь не замедлит в таких делах. Знаю по своему личному опыту адвоката.

Это дело вызвало большой общественный резонанс в патриотической среде. Мы часто с Владимиром Николаевичем освещали хронологию этого дела на радиостанции «Народное радио». Встречались возле метро «Охотный ряд» и медленным шагом (Владимир Николаевич был тогда с палочкой), разговаривая о новостях, двигались на Тверскую.

С 2011 по 2012 годы мне было поручено вести авторскую передачу «Народный адвокат», в связи с чем несколько раз в неделю в прямом эфире транслировали наши выступления, в том числе по этому нашумевшему делу. Люди звонили во время прямого эфира и выражали Владимиру Николаевичу своё признание и сочувствие, поддерживая его. С разных уголков России и даже из Германии. Некоторые передачи нам разрешали снимать на видео, и они сохранились до сего дня. Иногда смотрю и не верится, что Владимира Николаевича рядом нет. Сжимается сердце…

Дело окончилось победой истины. Проведённая повторно экспертиза пришла к объективному выводу, что в книге Владимира Осипова не имеется экстремистских высказываний. Прокурор отказался от заявления и в марте 2013 года подал в отставку.

Господь поругаем не бывает! Как любил повторять Владимир Николаевич Осипов: «Мы – русские! С нами Бог! И победа будет за нами»!

Помнится, как привозили с Афона чудотворную икону «Пояс Пресвятой Богородицы» в Храм Христа Спасителя. И мы с Владимиром Николаевичем приложились к Великой Святыне! Я волновалась, что будет много народу и придётся просить пропустить нас вне очереди. Нечаянная радость была в том, что мы лишь вдвоем чинно проследовали по территории перед входом в Храм. Поразительно! Я подумала, что Владимир Николаевич заслужил такую милость у Пресвятой Богородицы, Заступницы усердной рода христианского!

Владимир Николаевич любил жизнь! Он старался не упустить и малейшей возможности узнать для себя что-то новое. Мы посещали с ним художественную выставку известного русского художника. Я быстро пробегала по залам, успевая внимательно рассмотреть каждую картину. А Владимир Николаевич мог находиться возле картин долго, с упоением. Ходили на концерт классической музыки, сидели на первом ряду. Для Владимира Николаевича это было неизведанное наслаждение! Он ни на минуту не отлучался до конца концерта. Так редко отдыхала его измученная душа! В такие минуты меня переполняла радость, и я не раз повторяла: «Владимир Николаевич, Господь пошлёт Вам непременно эти 14 лет, которые у Вас отняли супостаты! И ещё более! Все молятся о Вашем здравии! Все, кто любит Вас и дорожит Вами!»

Владимир Николаевич всегда был твёрд в своём решении относительно предательства. Никаких извинений измене ближнего его душа не принимала. Совесть не позволяла ему быть неискренним и довериться тем, кто его предал. И когда я стала говорить, что мы должны научиться прощать, он отвечал: «Как Вам будет угодно. Считайте меня злопамятным».

Как-то мы встретились с Сергеем Антоновичем Шатохиным, председателем Межрегиональной общественной организации «Русский мир» обсуждали насущные вопросы, после чего он пригласил нас с Владимиром Николаевичем отметить День Победы. Я осмелилась спросить у него, возможно ли, что у нас с Вами есть родственные корни? Девичья фамилия моей бабушки по матери тоже Шатохина. И она из Брянской области. Договорились выяснить этот вопрос при очередной встрече. Жаль, но более встреч с Сергеем Антоновичем у нас не было. Он внезапно заболел и упокоилась его душа. Вечная память этому удивительному человеку, настоящему патриоту своего Отечества!

Посещали мы и собрания председателя «Русского Дивеево» Александра Лохматова, на которых Владимир Николаевич выступал. Я спросила Александра Павловича, можно ли предоставить помещение для общественной приемной граждан, нуждающихся в защите конституционных и гражданских прав. Он ответил, что «для харизматов помещение найдётся». Я обрадовалась, что уважили нашу просьбу, и ожидала ее исполнения. Однако, в ноябре 2013 года узнала печальную новость о том, что Александр Лохматов внезапно умер. Поминаем его в своих молитвах об упокоении. Красивый, талантливый, храбрый был Человек! Вечная ему память!

У Владимира Николаевича болела нога. Он прихрамывал. Опирался на трость. А душа его летала! Он хотел быть активным, познавать мир, красоту природы! И один раз в сердцах признался: «Вы не представляете себе, как я презираю себя!» Я опешила. Ранее он никогда не открывал свои слабые стороны. И поспешила утешить его. Потому что моя душа понимала и разделяла с ним его страдание. Мы договорились, наконец, что будем лечить ногу. И надежда с тех пор не покидала его. Опытный хирург успешно провёл операцию. И постепенно наш дорогой Владимир Николаевич стал ходить без трости. Он был окрылён этим событием! И тем, как много навещали его в клинике ближние. Помолодел, похорошел, стал совершать прогулки без трости.

Я видела в нём истинного аристократа в самом высоком смысле этого слова! Всегда уравновешен, немногословен в общении, более слушает, нежели говорит, всегда подтянут, с отменным вкусом и элегантностью в одежде, прическе, благороден, не предаст свою душу и ближнего «за чечевичную похлебку». Я задавалась вопросом, откуда у человека, выросшего в простой семье в советское время такие высокие благородные черты в то время, когда некоторые выкупают себе дворянские привилегии, не имея при этом благородства духа и красоты души?

Кроме того, он был наделён свыше духовным рассуждением или мудростью. На светском языке можно сказать, был прирожденным дипломатом: находил общий язык с разными по положению в обществе и характеру людьми. И даже с теми, с кем не имел единой позиции во взглядах на смысл жизни. И мне иногда казалось, что он себя унижает перед людьми, которые были прельщены его вниманием, принимая это, как должное.

Сейчас я понимаю, что Владимир Николаевич, одаренный высокими христианскими добродетелями, такими как кротость, смирение и любовь к ближнему, был выше страстей этого мира. Он видел стоящего перед ним человека насквозь и мог отличить его достоинства и недостатки, не умаляя при этом собственное достоинство. И только тогда, когда он видел неприкрытую ложь и христианское отступничество, в нем загоралась неведомая ему самому неприступность, сила которой сметала все на своём пути. Тогда он мог сорваться с места, вскочить, раскраснеться и повысить голос, становясь гигантом! Будто вся его человеческая немощь восполнялась Божией силой мысли, слова, жеста! В такой момент даже самолюбивые смельчаки и наглецы становились лилипутами рядом с ним. И отступали до времени.

Он был предан делу служения Богу и людям, не взирая на сан, возраст и человеческие пороки, к которым он был снисходителен, потому что мерил человека более по его делам, нежели словам. Владимир Николаевич был человеком дела с молодой, жизнерадостной, деятельной душой!

Мне припоминается, как его пригласил Илья Глазунов преподавать курс истории студентам в Академии художеств. Несмотря на все трудности своего положения, Владимир Николаевич, потомственный педагог совершал свой подвиг с особой ответственностью и усердием! И гордился тем, что его знания и невероятный опыт востребованы, что он может быть полезен молодёжи! Это было одно из самых важных в его жизни событий, которым он дорожил. С великим уважением и любовью Владимир Николаевич относился к Илье Глазунову и был от всей души благодарен этому выдающемуся мастеру за оказанную ему милость. Он всегда поддерживал его своим словом и делом. И впоследствии очень скорбел по поводу его кончины.

Ожидал, что сын Глазунова, заменивший своего отца на почетном посту руководителя Академии художеств, разрешит продолжить ему преподавать. К нашему огорчению этого не произошло. Скромность натуры не позволила Владимиру Николаевичу выяснять причину, по которой были прекращены его занятия со студентами. И тогда я осмелилась написать письмо сыну Глазунова с просьбой разрешить этот вопрос. Владимир Николаевич не стал противиться моей инициативе, поскольку она была непогрешима. Я невольно наблюдала, как он ожидал ответа на письмо и переживал, испытывая чувство неловкости, надеясь все же, что вопрос решится положительно. Однако ответа так и не получил. И эта тема осталась погребённой под завалами новых испытаний и проблем в его жизни. Он более никогда не вспоминал об этом письме в моём присутствии. Несмотря на это, я интуитивно чувствовала как болеет его ранимая душа.

Владимир Николаевич постоянно исповедовался и участвовал в Таинстве Причастия Церкви Христовой и не оставлял утренней и вечерней молитвы. В комнате у него стояли иконы Пресвятой Богородицы, Царских мучеников, святителя Николая Чудотворца, святого князя Владимира, блаженной Матроны Московской и много других Святынь, которые ему непременно дарили верующие люди, с почитанием и любовию. Он рассказывал мне, что его бабушка Прасковья Егоровна была верующей, и благодаря ей Владимир Николаевич принял Таинство Крещения в Церкви Христовой. А позднее, будучи молодым парнем, его душа испытала искушение, как он сам выражался «бунт». До того времени пока не прозрела и вернулась в лоно Церкви уже без сомнений и навсегда.

31 июля 2013 года Владимир Николаевич согласился возглавить Движение Сопротивления Новому Мировому Порядку (ДСНМП). В течение семи лет ДСНМП, возглавляемое Владимиром Осиповым, проводило свою общественную деятельность, направленную на защиту конституционного права граждан «жить и действовать в соответствии со своими религиозными убеждениями». Каждые полгода в течение семи лет мы готовили и проводили конференции по заданным темам. Приходилось изучать множество материалов, документов, на основе которых готовить доклады и резолюции. Я иногда думаю, откуда же мы, немощные черпали силы для такой ответственной и трудоемкой работы?!

Владимир Николаевич в то время в своей семье ухаживал за больной супругой, не раз вынужден был проходить лечение в больнице. Я воспитывала детей, работала на адвокатском поприще с постоянной нагрузкой по судебным делам. Наша соратница Татьяна растила семерых деток и заботилась о муже, многие участники нашего Движения постоянно работали и пребывали в житейских заботах. Сейчас мне даже не верится, что мы смогли не замечать трудностей, не видеть препятствий, находить время для главного в своей жизни – служения Господу и ближним. Вместе с тем, я понимаю, что если бы с нами не было благословения Свыше и Владимира Николаевича, его веры, авторитета, мощи, воли, таланта, опыта и дисциплины духа, у нас бы ничего не вышло!

Владимир Николаевич с особой ответственностью относился к подготовке своих публичных выступлений. Материалы, которые я отправляла ему дополнительно, он распечатывал, а затем внимательно изучал, анализировал и подчёркивал авторучкой значимые моменты, которые необходимо было обсудить. Начинал работать он, как правило, вечером и ночью, когда никто не тревожил. Мы созванивались с ним поздно почти каждый день за все годы нашего общения, часто далеко за полночь. Возникали вопросы, приходилось держать совет и обсуждать. Да и просто так, услышать родной голос, узнать, что все в порядке. Мои родные сперва возмущались: почему ты так поздно звонишь человеку? А я отвечала им, что мы с Владимиром Николаевичем люди второй половины дня.

Благо, что у нас с ним никогда не было расхождения во мнениях по обсуждаемым темам, по отношению к людям, с которыми приходилось общаться. И это было так отрадно! Всегда легко и радостно на душе! За исключением, пожалуй, нескольких случае, когда я не смогла присутствовать на запланированных нами мероприятиях по веской причине. У Владимира Николаевича не было понятия о веской причине. В этом он был непреклонен! И ни себе никогда не позволял быть непунктуальным, ни тем, с кем договорился о публичном мероприятии. Он не выяснял повторно причину, не выражал своё отношение словесно, но даже через трубку телефона и ещё некоторое время тебя не покидало чувство вины и раскаяния. Ты чувствовал себя, будто предатель и укрыться от этого было невозможно. Даже до сего дня.

Когда начали уходить из этого бренного мира его соратники, в том числе узники ГУЛАГа, Владимир Николаевич каждый раз задумывался о том, что и ему предстоит готовиться. И однажды я спросила его: неужели он об этом задумывается, ведь ещё не время, он ещё нужен многим? Улыбнувшись, он ответил, что ничего не поделаешь, все мы рано или поздно предстанем на суд Божий.

А когда внезапно и сам ушёл в мир иной, я подумала, что все же он не чаял смерти так внезапно и при таких обстоятельствах, когда стал выздоравливать. Врач из поликлиники должен был посетить его на дому, но так и не появился. После приезда скорой помощи, когда ему сделали укол, ночью ему стало хуже. Задыхался от удушья, но вставал с одра и подходил к телефону, когда я звонила справиться о его самочувствии.

9 августа 2020 года мы праздновали последний день рождения Владимира Николаевича. Он всегда с радушием принимал гостей и заранее готовился к их приему с особым волнением, свойственным его любвеобильной душе. За чаепитием я спросила о его любимой песне, и он попросил послушать «Варяг». Положив голову на руку, он вслушивался в слова и музыку с такой невыразимой тоской, будто переживал заново всю свою жизнь... И впервые мы увидели как из его ясных, добрых глаз текли слёзы, как у ребёнка... Он украдкой смахнул их с лица рукой, так, будто опасался открыть перед нами свою слабинку. И мы делали вид, что не замечаем этого…

Уже после похорон моего незабвенного наставника и друга, я стала слушать песню «Варяг» и внезапно поняла, что душа Владимира Николаевича, вероятнее всего, уже тогда чувствовала предстоящую разлуку. И слова: «Прощайте, товарищи, все по местам, последний парад наступает, врагу не сдаётся наш гордый «Варяг»… настала минута прощания», – являются подтверждением сказанному…

В Памятные дни и праздники я слушаю эту песню и чувствую, что наш незабвенный политкаторжанин незримо присутствует рядом.

(Продолжение следует)

Ирина Юрьевна Чепурная, адвокат

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

1. Ирина Юрьевна!

Здесь,как воды в рот набрали и не сказывают мне грешному,что стало с соратником Владимира Николаевича,куда подевался священник Виктор Кузнецов.Жив ли?Ответьте пожалуйста!
Русский Иван / 24.10.2021 23:00
Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Ирина Чепурная
Русский исполин
Памяти Владимира Николаевича Осипова
20.10.2021
Владимиру Николаевичу Осипову
22 октября - третий день кончины
21.10.2020
О конференции «Закат свободы в цифровой зоне»
28 декабря 2019 года, Москва
17.01.2020
Скорбь и надежда
В Славянском фонде Союз «Христианское Возрождение» почтил память Царственных Страстотерпцев
20.07.2018
Преследование Платонова - удар по России
Открытое письмо Президенту РФ В.В. Путину
17.01.2018
Все статьи Ирина Чепурная
Последние комментарии